И только здесь есть жизнь

 Прошло 10 дней с момента как я приехала с того самого города. Все это время я пытаюсь взять себя в руки не могу. Все это время чувство пустоты внутри прижимает меня к полу буквально. Но я хочу описать события тех двух дней, чтобы помнить.

   Я очень боялась, что отец не отпустит меня, потому что затея свалить в другой город на 1,5 дня на концерт казалась даже мне не очень разумной. Но убравшись во всей квартире, перебрав шкаф, сделав нужные дела по дому, отец все же дал добро на реализацию моей идеи фразой «если тебе так будет лучше, то конечно едь». Ах, знал бы он.

   Вечером следующего дня я уже запрыгнула на поезд, как всегда бегом забегая туда с одним лишь рюкзаком за плечами, слушала любимых гоголь борделло и провожала закат. А еще эти классные путешествия в сидячке — когда спишь в самых невообразимых позах и просыпаешься каждый час. Но черт его знает почему, мне так нравится больше. Душевнее как-то.

   Утром по приезду меня встретило солнце и ветер, пропитанный морской солью. Я поехала сразу к своей Заручке, которая встретила меня сигаретой с видом на море. Ее почти частный дом с обоих сторон окружает оно, а ее квартира — это огромная студия, на полу которой лежит матрас, а на белых стенах кроме распечатанных пленочных фотографий и пары гирлянд ничего нет. А еще огромное горизонтальное зеркало на полу и огромные окна во всю стену по горизонтали с видом на то самое море. И-де-аль-но. Заручка сварила мне прекрасный кофе, мы обсуждали жизнь, планы на день и смеялись. Тут же я написала тому самому человеку. Он не просто так спросил, надолго ли я и где я осталась. Мы договорились увидеться позже и затусить вечером перед концертом. Я собралась, и как богемная дама в своих рваных дорогих джинсах с пятнами краски и маминой винтажной блузке поехала в город, чтобы встретиться с Алиной.

   В городе мы пошли вкусно поели, я угостила Алину замечательными суши, мы говорили. Алина хорошая. Потом встретились с Дашей и пошли к морю на набережную. В это время солнце палило уже во всю и мы, вместе с толпой людей, развалившейся на берегу, мягко плавились на солнце. Я переоделась в свое платье и наконец-то гуляла без колготок в этом обычно холодном городе, мы пришли к месту, где живут богачи в своих дорогих квартирах у моря и паркуют свои дорогие яхты, лежали вдали от толпы и загорали. Затем мы пошли есть ОПЯТЬ, в супер классное место, ох уж эта приморская кухня и ее роскошь даров. Именно в тот момент, когда я пыталась насладиться божественной едой, мне написал он. Предложил несколько вариантов развития событий, вписать меня или потусить у него ночью на работе. От переизбытка эмоций и волнения мне кусок в горло не лез, меня всю трясло и бросало то в жар то в холод. Вот это я понимаю, впечатления.

   (На этом моменте мне стало безумно сложно писать дальше, потому что я прокручиваю все в голове и меня охватывают все эти ощущения снова) Сказал, что ему нужно подменить чувака на смене и он может этого не делать, если я останусь у него. Приняла разумное решение не оставаться, дать ему возможность заработать и денег и оказать услугу человеку. Зато проехала за ним, чтобы потом поехать к нему домой, кормить кота и валяться вместе с ним в обнимку на кровати. Пока ехала — отсчитывала каждую отстановку до встречи, пока телефон не сел окончательно. Были на остановке вместе и ехали в автобусе до его дома, разговаривая обо всем на свете. Об английском языке и о том, как пишутся песни, о своих занятиях спортом, о музыке и о будущем. И вот снова, спустя 1,5 года, происходило то, что я думала, никогда не произойдет, но ощущения этого меня не отпускали. Мы просто валялись, смеялись, подкалывали друг друга, обсуждали всякую фигню и обнимали друг друга крепко.А еще наконец-то поцеловались. Забавно было, как в один момент у меня промелькнула мысль спросить, заметил ли он мои синие ресницы, и в эту же секунду он выдал «сама ресницы красила?». Мелочи, за которые я цеплялась все это время и цепляюсь дальше. А еще в какой-то момент мне впервые за долгое время позвонил бывший и я просто со словами «оу ноу» скинула его. Будто почувствовал, хах. Потом мы вместе поехали в город, мне нужно было на концерт, а ему на работу. Как обычно за пределами дома он надел на себя кислую мину. Но в этот раз я была сильнее чем в прошлый и со словами «до завтра», поцеловала его на прощание и выпрыгнула из машины. Это был еще один киношный момент.

   В городе я пересеклась с Заручкой и случился пиздец. Мой бывший, оказывается, звонил мне, чтобы пошантажировать меня. Якобы кто-то ему про меня что-то сказал. И затронули один мой скелет в шкафу. Объектом шантажа был мой отец — он грозился рассказать ему, что у него за дочь. Позвонив вовремя сестре и послушав слова успокоения от Заручки я пришла в себя, одолела свою нахлынывшую панику и расставила все по своим местам. Но впечатления были незабываемые. Вечер сгладила бутылка сухого красного, сигареты и смех над всей этой ситуацией. 

  Концерт. На нем я увидела всех, кого хотела. Макс только отыграл и не понимал что происходит, но реакция «ты же не здесь! какого черта?!» меня повеселила. Впервые за месяц я увидела своих друзей, которые уезжали в тур на Газели Смерти, я была безумно рада, обнимала их и пьяная рассказывала о том, что было со мной все это время. На самом концерте столкнулась с агрессивной сценой этого города, пару раз получила по шее чьей-то тяжеленной рукой, ну и сама отплясывала как в последний раз, с меня выходил весь алкоголь и стекал пот ручьем, плохие эмоции исчезали с криками и жуткими демоническими движениями. После всего этого буйного действа, приехали спать на матрасе втроем, с соседом Заручки под боком, очень мило и уютно. 

   С утра я была в предвкушении. Сосед приготовил нам гренки и печеные яблоки и оставил записку, а сам ушел на работу. Мы поели, покурили в беседке с видом на море с кружкой кофе, а потом просто валялись. Когда я наконец-то дождалась приглашения, собралась и поехала домой к тому самому. Встретив меня, сразу же завалил к себе под бок под одеяло, лежал и обнимал меня. Рассказывала ему, что было вчера, но он почти не слушал, а что-то типа спал. Попросила включить фильм, потому что не могла просто так лежать рядом с ним. Включили какую-то фигню с Джеки Чаном, лежали, он целовал меня в шею, я чувствовала, к чему это все ведет. В какой-то момент сказала «не заводись так сильно» на впорос «почему» ответила, что жамкать друг друга мы можем, но дальше ничего не будет. Со словами «ну, раз мы обозначили границы», набросился на меня и клянусь, ничего нет сильнее в этом мире, чем эти прикосновения и поцелуи. 

   А потом все пошло по пизде. Нос, который тек до этого, начал течь сильнее, он начал бегать чаще в ванную, там нассал кот, фильм начал тупить, чай разлился по тумбе, опять нос. Я пыталась сгладить ситуацию, ложила на него голову, пыталась как-то успокоить просто своим присутствием. Но ничего не вышло. Он уже почти хлопал дверьми, когда ходил туда-сюда и я чувствовала как обстановка накаляется. А потом он резко остановил сериал, который только что нашел и обратился ко мне: во сколько у тебя поезд? «Ну, в 4.30 где-то», промямлила я. «Наверное тебе нужно уже идти, чтобы не опоздать на поезд, пока пробки не начались», время было 14.50. Я опешила и поняла, что он просто пытается меня сплавить. «Я думала в 4 такси заказать..», а в ответ получила его каменное лицо и пустой взгляд и фразу «тебе все равно надо уехать потому что я хочу отдохнуть». «А я тебе мешаю отдыхать?» и финальное «да, напрягаешь». Слова ранили меня и я вскрикнула «каким образом я тебя напрягаю?!» на что он начал злиться в ответ и орать что-то про то, что у него нос, ему приходится постоянно с ним бегать, и все его бесит и он хочет отдыхать от всего. От греха по-дальше, я начала собираться, слышала только, что он опять ушел в ванную и ударил по стене. Тогда стало даже страшно, нужно было по-быстрее смотаться. Он открыл дверь и с каменным лицом ждал, пока я уйду. Я попросила обняться на прощание, мы обнялись и я пожелала тебе скорее выздоравливать и ушла.  

   На улице я шла и думала «что это было?». Позвонила сестре и совсем не знала, что делать. Опять. Все порушилось. В последний момент, ему нужно было все испортить. Я могла бы остаться, допить чай, лежать рядом, мы бы провели классно время, я бы попросила его не теряться и уехала бы самой счастливой оттуда. Но нет, и в голове крутилась куча мыслей в духе «а почему нет? почему он так поступил со мной? неужели он не чувствует то же, что я? неужели все, во что я верила все это время — ничего не значило?». Я ехала в автобусе и понимала, что впереди меня ждет остаток дня и ночь в поезде. Хотелось удавиться, хотя уже было не так больно и не так шокирующе, как в прошлый. Сидела на арбате и курила, смотрела на людей и не могла представить, как переживу путь домой. Пришла моя Даша и помогла мне очень сильно своим присутствием в тот момент. Мы спокойно пошли на вокзал, пришли за 5 минут до отправления, и тут случилось непредвиденное.

   Меня не было в списках на поезд. Я брала электронный билет, и сайт РЖД лег, вернув мне мои деньги, а я даже и не заметила. Побежали бегом к кассе, но кассы закрываются за пять минут до отправления, а мы примчались за 4. Вся эта ситуация показалась мне вишенкой на торте, казалось, что этот город пытается меня уничтожить каждый раз, когда мне нужно ехать. Позвонила отцу, который нормально отреагировал на это. Купила новый билет на 10 часов вечера. И только потом я поняла, что все, что произошло в тот момент — было моим спасением, тем, что должно было случиться, иначе я бы погибла в этом ужасном поезде, наверное.

   Сначала я пошла с Дашей и ее Славой есть суши, но довольно скоро оставила их вдвоем и поехала к свои ребятам на маяк, стоящий посреди моря. Выйдя из автобуса, сразу увидела знакомые лица, а еще ребят из ДЖРС к которым я и присоединилась. И вот, оказавшись на маяке, я снова была в компании своих друзей, мы снова обнимали друг друга и радовались встрече.

   С нами были ребята с Funk Gang, замечательный водитель Газели Смерти — Денис, ребята с Tarkovsky, Петя и его девушка — люди, знающие почти все о местной сцене, ДЖРС своим почти полным составом, мои Rape Tape, оператор всего этого действия, а потом к нам подтянулись еще совершенно незнакомые люди. Мы все общались между собой, пили настойки, корейскую водку, смотрели, как купается Паша в холодной июньской воде японского моря, обсуждали музыку, и были безумно, абсолютно счастилвы находиться там. У всех была эйфория — как так произошло, что все эти совершенно разные люди, все причастные к музыке, с разных городов и даже с разных концов страны, находятся здесь, вместе, в этот момент. Здесь и сейчас. Мы напились и с восторгом втирали друг другу о том, что ВОТ РАДИ ЧЕГО СТОИТ ЖИТЬ, что то, что происходит сейчас — оно действительно важно, объединяться, благодаря музыке, находить своих людей и быть с ними.

   Ребята расказывали мне про тур, про то, каково это — пересечь всю страну и Монголию деветярым людям с кучей оборудования в одной газельке, разваливающейся по пути, пережить все сложности, выжить в этом аду, чтобы понять — это все и есть та самая Жизнь. Концерты, люди, знакомства, тур, жизнь в дороге, безумства, сон в степи под звездами, вписки у разных странныз людей, еще раз концерты. Я слушала их и была рада от того, что все так совпало, удивительным образом все так совпало, что я пропустила поезд и осталась там, в тот момент, с ними, и имела возможность слушать их пьяный бред. Все горели в тот момент изнутри и это было очень ярко и прям… Прям да.

   Мы забрались в автобус всей огромной толпой и заняли его половину, поехали в город, чтобы продолжить этот замечталеьный вечер. Мы блуждали своим табором человек в 20, ждали, пока каждый возьмет себе алкоголь или поесть, искали места, куда бы двинуться дальше, и в итоге расположились в каком-то парке, в темноте и листьях деревьев. Все были такие пьяные, такие молодые и такие живые. Я сидела и говорила со своей Сашей, смотрела на всех этих безумцев и в какой-то момент закрыла глаза, просто чтобы насладиться моментом. Прохладный морской ветер обдувал мое лицо, крики и разговоры людей вокруг сливались в одно.  Это было то, в чем хотелось раствориться. Но мне нужно было бежать на поезд. Я попрощалась со всеми и пошла в сторону вокзала.

   По мере того, как я отдалялась от всех этих людей, мне снова становилось грустно. Грустно уезжать в город, где ничего этого нет. Грустно от того, что все таки, тот человек поступил так со мной. Грустно, потому что совсем неизвестно, что ждет меня дальше. Потому что мне казалось, что вот — это жизнь и она есть только тут. Здесь есть все эти люди, море, воздух, пространство, сопки, места. А в городе, в котором нет кислорода, нет и жизни. 

   И вот я дописала этот пост спустя две недели. По приезду у меня не было сил ни на что, десять дней я провела просто в состоянии близком к овощному. Все, что я могла делать — это думать, но думать не хотелось совершенно и я этого всячески избегала. Наконец, я написала все это. Я прожила все это снова. Иногда мне кажется, что моя жизнь — это какое-то низкобюджетное кино. Переплетение «Дом Солнца» «Кислород» и «Грязь и мудрость» в одном флаконе. Еще бы оно было как бесконечная лента, а не нарезки. Хотя я рада даже этому. Даже приложу фотографию всех нас в том самом автобусе. Горящие глаза — это не от вспышки, это от алкоголя и эйфории.

Вселенная постаралась на славу...

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Маленький человек-лев
Маленький человек-лев
сейчас на сайте
107 лет (22.01.1911)
Читателей: 37 Опыт: 20 Карма: 1.16786
Если не спать под открытым небом, не прыгать по поездам и не делать, что хочется, остается одно: с сотней других пациентов сидеть перед миленьким телевизором в шизарне и «находиться под присмотром».